Array

Чаша рыжего монаха




А что вы думаете по поводу Чаша рыжего монаха фото? Оставьте свой комментарий ниже!
Древнегреческии историк Плутарх в одной из своих хроник, объединенных в обширный труд, получивший условное название «Моралии», оставил будоражащее воображение свидетельство: «Я лично видел этот не имеющий устойчивого цвета фиал, более похожий на небольшую чашу. Фиал, нагретый над огнем, если падал, не разбивался. Его тончайшее переливчатое стекло, словно восковое, как угодно причудливо меняло форму. Остыв, возвращалось к форме прежней, весьма совершенной. Говорят, фиал поручено беречь рыжеволосым храмовым отшельникам. И быть тому три тысячи лет, до тех пор пока людям через него не будет даровано бессмертие. Тогда небожители, уравненные со ставшими вечными людьми, разделят с ними владение этой реликвией. Тех, кто покусится на исполнение обязанностей рыжеволосыми отшельниками-стражами, настигнет лютая смерть».

Вымысел? Сказка? Как знать, потому что и драгоценная чаша, и рыжий отшельник-монах нежданно-негаданно всплыли из небытия в 1836 году. Пролилось много крови. Исчезли несметные сокровища. В том числе пластичная чаша-хамелеон. Почти столетие после этого сокровища то находили, то теряли. Казалось, обретениям и утратам, сопровождаемым насилием, не будет конца. Поблизости, всегда рядом, - вертлявый монах. Имя его Колорадо, то есть - огненнорыжий. Поучительно разобраться в том, что правда, а что вымысел в драматически переплетенных фактах. Для этого надобно перенестись в дни войны, развязанной бывшими солдатами-наемниками, ставшими бандитами, чтобы, убивая, наживаться.

Начнем с кульминации событий. В городе Кордова новорожденной Аргентинской Республики, взятом в кольцо головорезами бывшего капрала Ради Атуло, паника. На исходе зерно, мука. О мясе, вине, овощах давно забыли. Правительственные войска генерала Хосе Паса тщетно пытаются прорвать блокаду. Кордова и для них стала капканом. Местный епископ дон Педро Бальбоа вынужден объявить о немедленной эвакуации несметных церковных сокровищ, из-за которых, собственно, бандиты решились брать приступом город. Список-реестр ценностей впечатляет. Тринадцать канделябров из золота высшей пробы. Четыре серебряные раки с мощами святых, инкрустированных драгоценными камнями. Золотые дароносицы и потиры. Золотые винные кувшины, украшенные бриллиантовыми блестками. Ризы и епитрахили, усыпанные редчайшим розовым жемчугом. Внушительных размеров, некогда принадлежавшее конкистадору Кортесу, червленого золота распятие, «защищающее от врагов и оберегающее от напастей лучше любого талисмана». Сундуки с россыпями сверкающих каменьев, благородных слитков, монет старинной чеканки. О фиале упоминалось, как об оружии Тайны, запечатанном в медный горшок. И вот все это «наводящее безумие и соблазны великолепие» люди архиепископа, отслужившего ночью прощальную мессу, извлекли из подвала собора Святого Петра и погрузили на мулов. Дон Педро Бальбоа, присоединившись к ним, приказал двигаться на северо-запад в контролируемую правительством крепость Сьерра ла Гумба.

Этот шаг епископа на самом деле безумный. Оступиться на узкой, вымощенной камышовыми матами и булыжниками тропе, петляющей по топям Салинар Грандес, было смерти подобно. Епископ успокаивал: «Бояться нечего. С нами опытный, надежный, боголюбивый проводник». Проводник и впрямь оказался опытным, вроде, боголюбивым, но, как вскоре выяснилось, отнюдь не надежным.

Он, рыжеволосый мулат по имени Колорадо, «неизвестный среди клириков, словно с неба свалившийся», без проблем вывел тяжелогруженый караван к деревушке Амбаргасто, откуда просматривались заснеженные вершины неприступных Кордильер. Епископ велел сложить с мулов поклажу и ждать. Чего? По всей видимости, агентов тайного католического ордена Фрееров, в обязанности которых вменялась доставка сокровищ к океанской бухте, оттуда переброска их быстроходным парусником в одну из портовых резидентур Папы. Тут-то и вмешался случай, подыгравший хитроумному Колорадо. Прибыл гонец-эмисcap Аргентинской Республики, ЗЦ сообщивший, что Кордова очищена от бандитов. Свободный народ, получивший хлеб, ликует, с нетерпением ждет возвращения донаБальбоа, который теперь обязан выставить на всеобщее обозрение божественную чашу, а частью золотых монет поделиться с сирыми и убогими.

Услышав глас простолюдинов, епископ переменился в лице и выдавил: «То, что принадлежит римскому престолу, принадлежит только Ватикану, не предназначено для развлечения толпы и подаяний». Масла в огонь подлил рыжий Колорадо, вкрадчиво пропевший: «Федералисты трусливы, не могли одержать победу. Это подвох, ловушка мятежников. Гонец подкуплен ими. Как только вы, ваше преосвященство, появитесь в городе, вас схватят и повесят, а сокровища расхватает простонародье».

Епископ не только прислушался к мнению проводника, но принял его за руководство к действию. Он поручил Колорадо, глаз не спуская, присматривать за сокровищами и прокладывать путь к месту идеально безопасному. Колорадо, ликуя, подчинился. Три дня вел. Вывел к руинам индейского храма Солнца. Здесь на верхней круглой площадке, вырубленной в скале, уходящей чуть ли не к облакам лестницы, он в одиночку перебил своих разомлевших от зноя, измотанных трудной дорогой спутников. За страшной расправой со стороны наблюдал тот самый объявленный лжецом гонец, скрытно увязавшийся за караваном. В донесении новому епископу Кордовы дону Хосе Солонсо он пишет: «Рыжий Колорадо обезглавил двенадцать истощенных мужчин. Голову дона Бальбоа он кощунственно насадил на вершину золотого распятия. За богопротивной расправой наблюдали около сотни краснокожих. Они сожгли тело и голову дона Бальбоа. Пепел развеяли по ветру. С наступлением сумерек сундуки и баулы спрятали. Знаю, где. После необходимого мне отдыха готов показать тайник».

Дон Хосе Солонсо, без промедления собрав 800 добровольцев-вои-нов Христа, отправился вместе с ними, надеясь отвоевать похищенное и наказать негодяя Колорадо. Тщетно. Сокровища и рыжеволосый монах как в воду канули. Но, говорят, клады не тонут. Некоторые раритеты из подалтарной сокровищницы собора Святого Петра города Кордовы дважды выставлялись на аукционы в конце прошлого века. Причем за каждый предмет покупатели, пожелавшие остаться неизвестными, выложили суммы, четырежды превышающие номинальную стоимость.

Что же сталось с чудесным фиалом, называемым в эзотерической литературе священной чашей рыжего монаха? Гражданин Исландии, бывший россиянин, историк Афанасий Кленов предлагает любопытную версию, согласно которой частично разграбленный клад, оцененный в полтора миллиарда американских долларов, был найден в 1926 году «черными» археологами в горах Катамараки, в гранитной усыпальнице храма Солнца. Судьба находки плачевна. Ее раскупили коллекционеры-частники. Что касается фиала, о котором восторженно отзывался Плутарх, он перешел в собственность Римско-католической церкви. Иногда это чудо демонстрируют самым почитаемым гостям. федеральный перечень учебников на 2016 учебный год утвержденный



Расскажи другу

Эту статью Чаша рыжего монаха сегодня прочитали 2 человек.

Не забудте оставить свой коментарий ниже!

Читайте далее
Прочли: (2) человек.
Ваше Имя:
Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код



Последние новости за 2016-2017 год. Копировать материалы с данного ресурса строга запрещено! Все права защищены.